Вернуться к Ванапрастха

Шрила Прабхупада как ванапрастха

В заключение процитируем небольшой отрывок из биографии Шрилы Прабхупады, в котором описывается принятие им ванапрастхи.

«Неожиданно пришла телеграмма о том, что его предприятие в Аллахабаде ограблено. Служащие разворовали его деньги и лекарства, забрав все, что имело хоть какую-нибудь ценность. Прочитав это известие, он не сказал ни слова, а потом рассмеялся и произнес стих из «Бхагаватам»: к искреннему преданному милость Кришны приходит в виде крушения всех его материальных надежд.

Когда один из его друзей в Джханси посоветовал ему вернуться в Аллахабад, он ответил:

«Нет, нет, все это мне на пользу. Сначала я был расстроен, но теперь вижу, что избавился от одной очень сильной привязанности, теперь я могу полностью предаться Шри Шри Радхе-Кришне и посвятить Им свою жизнь».

Поехва к семье в Калькутту, Абхай окончательно сложил с себя семейные обязательства. В Калькутте у него все еще оставалось небольшое дело, и он отправился туда, чтобы попытаться собрать деньги для своей миссионерской деятельности в Джханси. Но там он волей-неволей вынужден был вновь заняться семейными делами: у некоторых из его детей до сих пор не было своей семьи, нужно было платить за квартиру и оплачивать счета. Даже если он расширит свое дело в Калькутте, семья будет забирать все, что он заработает и, даже если он уступит требованиям семьи жить дома, главная проблема так и останется нерешенной: они не хотят серьезно заниматься преданным служением.

Какой во всем этом смысл, думал он, если они не станут преданными? Его жену и родственников не интересовала проповедническая деятельность Абхая в Джханси, они хотели, чтобы он больше времени уделял бизнесу и семейным делам. Его тесть ворчал:

«Почему ты все время говоришь о Боге?»

Но, несмотря ни на что, Абхай продолжал собирать у себя дома друзей, чтобы проповедовать им и рассказывать о «Бхагавад-гите», как делал это в Джханси. И, как прежде, жена и другие члены его семьи в это время пили чай в соседней комнате. Позже Прабхупада вспоминал:

«Я делал все возможное, чтобы привлечь ее к проповеднической деятельности, чтобы она помогала мне распространять сознание Кришны. Но жена была непреклонна. В конце концов, через тридцать лет я понял, что она мне не помощница».

Абхай все время просил жену перестать пить чай, это было не принято в ортодоксальных вайшнавских семьях. Наконец он поставил ей условие:

«Ты должна выбрать между мной и чаем». Жена Абхая шутливо ответила: «Ну что ж, тогда придется отказаться от мужа».

Некоторое время спустя она совершила непростительную ошибку, обменяв его экземпляр «Шримад Бхагаватам» на печенье к чаю. Это событие стало последней каплей, переполнившей чашу его терпения. Настроенный как никогда решительно, он окончательно порвал отношения со своей семьей и оставил занятия бизнесом.

Приняв в 58 лет ванапрастху, Шрила Прабхупада поселился во Вриндаване и посвятил себя полностью изучению вайшнавских шастр и исполнению указания своего Гуру Махараджа: проповедовать послание Господа Чайтаньи на английском языке. Он собственными усилиями писал, собирал пожертвования, издавал и распространял свою газету «Назад к Богу». До этого он подавал пример идеального ответственного грихастхи, теперь он стал примером ванапрастхи. Следующие строки написанного им в эту пору стихотворения на бенгали приоткрывают нам окно в мир его раздумий:

Я живу в одиночестве во Вриндавана-дхаме.
Здесь, в ее уединении многое становится ясным.
У меня есть все: жена, сыновья, дочери, внуки…
Но нет денег, и потому все это не имеет смысла.
Кришна показал мне истинный лик материальной природы.
Он сделал так, что теперь
Все это кажется мне безвкусным.
Йасйахам анугрихнами харишйе тад-дханам шанаих:
«Того, кто особенно дорог Мне,
Я постепенно лишаю всех его богатств».
Откуда мне было знать, что моя бедность –
Это милость Всемилостивого?
Видя, что у меня нет ни гроша,
Жена, братья, друзья и родственники
Отвернулись от меня.
Но я смеюсь над своей бедой,
Сижу в одиночестве и смеюсь.
Люблю ли я кого-нибудь в этой майя-самсаре?
Куда ушли так любившие меня отец и мать?
Где сейчас все мои предки, где весь наш род?
Кто даст мне знать о них, скажите, кто?
Все, что осталось от них, –
Лишь длинный список имен.